Анализ имеющихся ресурсов и возможностей демократической оппозиции показывает, что могло бы стать опорными точками стратегии демократов на выборах в Госдуму. Вторая, заключительная статья серии. 

  1. Приоритетными для демократов должны стать выборы в Госдуму в округах – пусть для этого чаще всего понадобится 15 000 подписей, удовлетворяющих самым строгим правилам.
    Попытки собрать под список какой-то из малоизвестных микро-партий 200 000 подписей по всей стране с условием, что один регион, по закону, может дать не больше 7 000 подписей, равно как и переговоры с «Яблоком», «Новыми людьми» или «Партией роста» о равноправной коалиции – это долгий затратный путь с высокой вероятностью разрыва договорённостей в последний момент.
    К тому же и сама оппозиция за несколько лет уже накопила разнообразный опыт сбора подписей и участия в низовых выборах по округам в крупных городах – Москва в 2017 и 2019 гг., Санкт-Петербург в 2019 г., Новосибирск прошлым и нынешним летом, Томск и ещё ряд городов с командами «умного голосования» в этот единый день голосования. А в 2021 г., наряду с парламентскими выборами, пройдут ещё выборы в почти половину региональных заксобраний и многие городские советы, и там возможна синергия усилий независимых кандидатов.
  2. Не стоит отторгать возможность выдвинуть часть своих одномандатников от льготной, пусть даже удобной Кремлю партии. Тем тоже понадобятся независимые фигуры, которые поддержат интерес СМИ и избирателей к их партиям. А одномандатник в Госдуме, в отличие от списочника, мало связан фракционными обязательствами.
    Да и разве влияет на позицию, к примеру, независимого активиста Михаила Тимонова в Мосгордуме то обстоятельство, что он избран туда от «Справедливой России»? Просто нужно не особо надеяться на этот вариант и всё равно готовиться собирать подписи.
  3. Раз у оппозиции нет собственного льготного партийного списка, то можно избежать и проблемы с общей программой, праймериз и внутренними конфликтами за лидерство.
    Для постоянно меряющихся амбициями лидеров демократов даже неплохо, что на выборах в Госдуму у них не будет федерального лидера. Ситуативными лидерами окажутся все, кому удастся зарегистрироваться в округах. Без общего партсписка не потребуется и развёрнутая программа по всем злободневным пунктам, включая споры о внешней политике или налогах – останутся лишь объединяющие ценности для кандидатов и избирателей демократических взглядов и сама возможность «голосовать за перемены».
  4. База «умного голосования» 2019-2020 гг., действительно сработавшая год назад в Москве, должна стать ключевым резервом для сбора подписей за своих одномандатников в привлекательных округах и способом защититься от попыток избиркомов забраковать их по формальным основаниям.
    Но для этого общество и власть должны увидеть, что в ключевых округах этот ресурс у оппозиции действительно массовый – и грубый отсев её кандидатов по подписям чреват ещё до выборов протестами такого же масштаба, какие происходили летом 2019 г. в Москве.
    Этой весной власть схитрила и, прописав возможность отдать подписи за кандидатов на региональных выборах через Госуслуги (пусть в тестовом режиме, только в 3 регионах и с техническими сбоями), «забыла» про сбор электронных подписей на думских выборах. Осень – самое время для «умного голосования», чтобы показать себя и развернуть широкую общественную кампанию за введение нормы о сборе цифровых подписей и на выборах в Госдуму.
    Аналогичные кампании уже по острым местным темам с той же конечной целью – продемонстрировать реальных сторонников «умного голосования» - понадобятся и в ключевых для демократов регионах.
  5. Помочь собрать подписи «умным голосованием» нужно всем демократическим кандидатам, которые к тому моменту начнут реальную работу «в поле» (а реальная, не имитационная работа предвыборных штабов всегда видна).
    В Москве в 2019 г. был опровергнут расчёт властей на то, что если не зарегистрировать основных лидеров демократов, то оппозиция снова объявит выборам бойкот, а её сторонники не проголосуют за идейно чуждых коммунистов или совсем «технические» фигуры. Значит, и на выборах в Госдуму в крупных городах «умному голосованию» не помешают запасные кандидаты. Всё равно собрать, юридически оформить и защитить 15 000 подписей смогут немногие штабы.
    Поэтому оппозиции, конечно, важно стремиться договориться друг с другом и с другими партиями о сотрудничестве по округам. Но нет смысла пытаться любой ценой делить шкуру неубитого медведя ещё до начала кампании – развести все округа, провести праймериз за доступ к базе «умного голосования».
    Во время сбора подписей «умная» цель – это обеспечить избирателям округа само наличие мотивированных независимых кандидатов в бюллетене. А выбор главного оппонента для власти среди уцелевших к концу кампании кандидатов – это уже дело самых последних недель накануне дня голосования.
  6. Выбывание Алексея Навального из активной политической жизни, при всех его неоднозначных отношениях с журналистами и другими лидерами оппозиции, сильно ослабляет медийный ресурс «умного голосования» и авторитетность его рекомендаций. За спиной Навального в его команде нет столь же признанных лидеров, а значит, в спорных случаях выбор «умного голосования» в пользу того или иного кандидата будет сильнее подвергаться сомнению.
    Сейчас создателям проекта имело бы смысл сформировать своего рода общественный совет «умного голосования» из тех публичных фигур, которые имеют свой электоральный опыт или медийный ресурс, а также наибольший авторитет среди тех сторонников оппозиции, кто зарегистрирован в системе. Обратная связь со сторонниками по такому вопросу, кстати, поддержала бы их в тонусе накануне парламентской кампании и показала, что у демократической оппозиции есть свой план прохождения в Госдуму – и она по нему работает.

Первую статью этой серии можно прочитать здесь.