Мы в Белоруссии имеем дело с уникальным явлением – децентрализованным, горизонтальным общественным движением, очень сильно отличающимся от всего того, что видели в России, в Украине и так далее. Со дня выборов 9 августа прошло три субботы и три воскресенья, выходные поделены: суббота – женский день, воскресенье – не то что бы мужской, а карнавал, праздник для всей страны, не только же Минск выходит на улицу. Сколько было людей, кто говорил, будто без организации, без лидера, без ясной повестки люди устанут, протесты сойдут на нет, и все пропало: «гипс снимают, клиент уезжает» и т. д. Ничего подобного не происходит. Аналитики в большинстве своем недооценили силу самоорганизации людей, силу горизонтальных связей. Если арабская весна была твиттер-революцией, то в Белоруссии целиком телеграм-революция.

А власти по-прежнему пытаются не понимать, что происходит, по-прежнему ищут, кто лидеры, кто финансирует, кто организовывает. И задерживают журналистов – за участие в несанкционированных мероприятиях! А министр внутренних дел объясняет, что одно дело, когда они работают, и совсем другое – когда участвуют, своими стримами координируя толпу! А официальные тележурналисты – кажется, сотрудники RT работают вместо уволившихся белорусских специалистов, это заметно по тональности пропаганды, – пытаются работать на раскол протестного движения: мол, подрывные действия, боевики, направляют их из-за рубежа!

Но нет никаких оснований для раскола. У нас проведено социологическое исследование – неофициальное, в Белоруссии для этого должна быть специальная лицензия, ее может получить только госструктура, – и предварительные данные такие: Александр Лукашенко проиграл выборы 9 августа абсолютно во всех социальных группах. Ему не на кого опереться вообще.

Но интересно, что не только власти, но и белорусские аналитики не поняли природы протеста, говорили: народ устанет, все закончится. А народ не устает! Между разными районами и группами людей какое-то социалистическое соревнование идет, кто больше выйдет. Слышны разные зарубежные советы, особенно из Украины: надо идти штурмовать, захватывать, иначе быстро проиграете! Но ничего не происходит, такие призывы люди отметают, не поддерживают. Сила горизонтальных связей и мудрость толпы работает так, что люди нашли новые способы массово демонстрировать недовольство происходящим, принципиально оставаясь в рамках мирного протеста.

Но кое-что происходит и по ту сторону баррикад. Лукашенко же обещал, что власть наведет порядок. Палками били? – били. В застенках пытали? – пытали. Светошумовыми гранатами кидали? – кидали. Стреляли в людей? – стреляли, и даже убивали. Активистов сажали. С работы увольняли. Тех, кто поддерживал, тех, кто бастовал. Люди все равно не расходятся.

Очевидно, сил у населения больше, чем у власти. Важно стало поддержать людей рядом с тобой, а не какая-то храбрость немногих пламенных революционеров, которых легко пересажать.

Но о победе говорить еще рано. Александр Лукашенко сидит где сидел, экономика находится в совершенно кризисном состоянии. Люди забирают деньги со вкладов, центральный банк, чтобы не допустить резкой девальвации, полностью ограничил кредитование коммерческих банков, соответственно, банки не кредитуют экономику. А еще «Беларуськалий», главный поставщик валюты в страну, работает в режиме итальянской забастовки. Сама администрация заявила, что полностью поддерживает требование бастующих о неукоснительном исполнении техники безопасности. Никаких трудовых подвигов, как было раньше. Экономика полупарализована.

Плюс повестка протеста начинает размываться. Лидеры народу не то что бы необходимы, но они есть, и скажем, Светлана Тихановская сама начинает повышать ставки, общается с серьезными политиками, выступила в ООН, пусть и на неформальной конференции; она, может быть, в шаге от того, чтобы сказать, что именно она выиграла выборы.

А еще между лидерами протеста возникли небольшие разногласия по вопросу о партии – нужна ли она, чтобы выражать интересы протестующих. Штаб бывшего кандидата в президенты Белоруссии Виктора Бабарико – хорошо организованная структура, ей же надо чем-то заниматься! Мне кажется, это немного избыточно сейчас. Лидеры оппозиции без всякой партии находятся на связи с протестующими, Мария Колесникова, руководитель штаба Бабарико, все время с толпой, с людьми.

Прежде можно было ожидать, что толпа сама выдвинет лидеров, тех, кто будет ярче всех выступать на митинге, лучше всех обращаться к людям. Но сейчас правят горизонтальные связи – когда есть интернет, есть телеграм, смысл выступать пропадает. Сейчас массовые акции работают не на выдвижение лидера, а на чувство локтя, люди избывают таким образом свой страх.

Уже и студенты присоединились к протесту – и чуть ли не детей ОМОН избивал! Но и силовики разные, они устали, а многие не понимают, зачем защищаться от женщин и детей. Александр Лукашенко уже не может продемонстрировать народу свою власть!

А тут возникают и очень интенсивные контакты с Россией – встреча министров иностранных дел, министров обороны, премьер-министр России приезжает, Лукашенко говорит, что сражается за общее отечество… (Не будем сейчас о так называемом перехваченном разговоре немцев и поляков.) Он же привык контролировать абсолютно все! – теперь этого нет, и он побежал к Владимиру Путину: помогите, хулиганы зрения лишают!

Сложно сейчас сказать, во что это выльется. Понятно, что никому в Европе нынешний пат не нужен. Но Россия не допустит чужого вмешательства в белорусские дела: это сукин сын, но это наш сукин сын. Но и сама Россия не полезет в Белоруссию, конечно.

Да Владимиру Путину Белоруссия и неинтересна – как неинтересна была Сирия. Ему важно себя Западу продавать, важно показать, что Запад без него ничего решить не может. Нынешний российский режим же никогда не ставил задачи оккупировать соседние страны: ни Грузию, ни Украину. Действия Кремля приводят к появлению гнойников на теле других государств. А тут не просто гнойник на теле государства – целое государство-гнойник можно создать! Гнойник, выдвинутый в Евросоюз!