Еще один страх бизнеса реализовался – российский Минфин направил в Нидерланды письмо с предложением пересмотреть налоговое соглашение, рассказали VTimes сотрудник крупной международной компании, федеральный чиновник и подтвердил представитель российского Минфина. Но исключение может быть сделано для публичных компаний, которые пострадают от изменения соглашения сильнее всего, знают сотрудник крупной компании и федеральный чиновник, хотя такой вариант возможен только, если минфин Нидерландов согласится на переговоры. VTimes ожидают комментарии представителя министерства страны.

Когда стало известно, что российские власти решили пересмотреть соглашения только с Кипром, Мальтой и Люксембургом, многие вздохнули с облегчением. Но облегчение оказалось недолгим. Это катастрофа, говорят в один голос опрошенные консультанты. VTimes объясняют почему - и что делать пострадавшему бизнесу.  

Сейчас с дивидендов, выплачиваемых в Нидерланды, налог удерживается по ставке минимум 5%, с процентов – 0%, а роялти – 0%. Если голландские власти согласятся на пересмотр соглашения, ставки вырастут до 15%, если нет – по дивидендам до 15%, а по процентам и роялти сразу до 20%. Но в отличие от Кипра Нидерланды не так часто использовались для вывода капитала в офшоры, говорит старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин. Раньше популярной схемой был так называемый голландский бутерброд – дивиденды по льготной ставке направляются в Нидерланды, где с них налог не выплачивается, оттуда на Нидерландские Антильские острова, а из них – в офшоры. Но схема умерла уже более 10 лет назад, отмечает Еремин. Последние годы голландцы начали ужесточать налоговые правила, вводить серьезные требования к тем, кто создает компании в стране (расходы на зарплату директоров голландской компании должны быть не менее 100 000 евро в год, у компания должна быть реальный офис и большинство голландских директоров), чтобы выплачивать дивиденды, не платя налог в Нидерландах иностранная компания должна вести реальную деятельность (а не только владеть акциями голландской компании), а правила применения льгот в отношении дивидендов и доходов от прироста стоимости активов в Голландии жестче, чем, например, на Кипре, перечисляет партнер PwC Екатерина Лазорина.

Сильнее всего от пересмотра или разрыва соглашения пострадает крупный, в том числе публичный российский бизнес, а также иностранные инвесторы, которые вкладывались в Россию через холдинговые компании. Так, в Нидерландах зарегистрированы головные компании X5 Retail Group и «Яндекса» (Yandex), российской группой «Связной» владеет голландская Svyaznoy N.V. Многие международные компании тоже используют Нидерланды для размещения своих европейских штаб-квартир, напоминает партнер «Кроу экспертизы» Рустам Вахитов. Например, через Нидерланды работают Booking.com и Uber. Представители «Яндекса» и «Связного» отказались от комментариев, а X5 не ответила на запрос. Пострадают и голландские банки, которые финансируют российский бизнес, предупреждает партнер Deloitte Наталья Кузнецова. Представитель голландского ING не ответил на запрос VTimes.

Пока не стоит делать каких-то резких движений, советует Вахитов, нужно просчитать последствия разных вариантов развития событий и корректировать стратегию.

Но в отличие от ситуации с Кипром вариантов, что делать, немного и все они несут серьезные риски и расходы: 

  • Перевести холдинговую структуру в другую страну. Например, в Венгрию, где действует комфортный налоговый режим для компаний, а соглашение с Россией остается выгодным (ставка налога на дивиденды – 10%, а на проценты – 5%), говорит партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин, или в популярную Швейцарию (ставка налога на дивиденды – 5%, на проценты – 0%).

Но есть риски пересмотра соглашений и с этими странами. А переехать из Нидерландов не так просто, даже холдинговые компании рискуют столкнуться с требованием заплатить налог на выход (разницу между рыночной стоимостью актива на момент выхода и его балансовой стоимостью), говорит партнер EY Марина Белякова.

  • Воспользоваться сквозным подходом (признать, что реальным получателем дохода из России является другое лицо). Полностью зарубежному бизнесу такой подход позволит применить льготную ставку по соглашению с другой страной, говорит Калинин, например, американская компания вкладывает в российский бизнес через Нидерланды, затем признает, что получателем капитала из России является американская структура и применяться должно налоговое соглашение с США. Российский бизнес с иностранными структурами может признать, что получает доход российское лицо. Тогда компания может претендовать даже на большую льготу – нулевую ставку при соблюдении определенных условий владения активом.

Но есть риск, что нулевая ставка в России не будет применяться, если соглашение с Нидерландами будет расторгнуто (Россия может включить Нидерланды в список офшоров), а сама льгота может быть отменена в 2024 г. (такой законопроект подготовил и направил в правительство Минфин). Кроме того, если с Кипром сквозной подход был отработан, с Нидерландами могут возникнуть проблемы, предупреждает Белякова, страна может отказать в нулевой ставке на дивиденды компании, полученные из России, если она признала, что не распоряжается этим доходом.

  • Перевести иностранную структуру в «российские офшоры» (специальные административные районы, САР).

Но такой вариант не подойдет ни для российского, ни тем более для иностранного бизнеса, предупреждает Кузнецова. Кроме того, напрямую переехать в САР из Нидерландов нельзя, сначала нужно перевести структуру, например, в Люксембург, а это дополнительные расходы.