Перед предстоящими 13 сентября 2020 г. выборами и особенно в связи с участием в них созданных в начале 2020-го целой группы новых партийных проектов («За правду», «Новые люди», Партия прямой демократии, «Зеленая альтернатива») вновь обострилась дискуссия о политическом спойлерстве. Источник возмущения и обиды – с одной стороны, представители старых партий, часто привыкших получать протестные голоса просто потому, что голосовать избирателю больше не за кого. С другой стороны, обижены те, кто много лет пытается зарегистрировать свои партии, но власть не дает им это сделать и с помощью разных уловок и махинаций отказывается пускать их в легальную политику. В первую очередь речь о безуспешных попытках зарегистрировать свою партию у Алексея Навального и его сторонников. Их можно понять, и действительно их претензии к несправедливости системы регистрации партий справедливы.

Обида плохой советчик. И избирателю, и обществу всегда приходится принимать вполне конкретные прагматические решения, исходя из того набора вариантов электорального поведения, какой есть. Собственно говоря, и «умное голосование» Навального именно об этом – иногда важно поддерживать конкуренцию ради самой конкуренции и против политического монополизма, фактически используя выборы как вариант референдума.

Собственно говоря, кто такой спойлер? Это изначально неизменная негативная характеристика или просто временное состояние? Сам термин «спойлер» (от английского spoil – «портить») означает кандидата или партию, который не имеет шансов победить, но отнимает часть голосов у другого кандидата или партии со схожими позициями. Выдвижение спойлеров ­– одна из популярных технологий на выборах, которую используют, чтобы понизить шансы оппонентов. Иногда спойлерство приобретает совсем карикатурную форму «сквоттеров» – полных имитаторов названий иных партий, в том числе уже несуществующих (например, партия с аббревиатурой КПСС или несколько партий пенсионеров).

Пять причин

На практике все не так просто. Во-первых, сама нынешняя партийная система во многом искусственная и держится в первую очередь за счет сознательного ограничения конкуренции. Фактически она заморожена, и избиратели давно голосуют за так называемые старые системные партии вовсе не потому, что они их искренне любят и поддерживают, а просто потому, что из-за правил регистрации кандидатов часто голосовать больше не за кого. Можно сказать, что и сами старые системные партии давно стали собаками на сене, которые и сами не съедят, но и другим не дадут. По сути, они спойлеры, симулякры реальных партий, которые власть не дает создать.

Во-вторых, любой новый проект всегда неизбежно начинается как спойлер. Когда партия создается или кандидат выдвигается, они всегда неизбежно отнимают чьи-то голоса. Нельзя возникнуть и сразу стать победителем. Борясь за место с теми, кто уже в системе, любой новый игрок первоначально – спойлер. И лишь затем, постепенно получая все большую поддержку, в случае удачи становится значимым игроком.

Так что спойлерство – естественная часть обновления системы, без которого она рискует стать ареной конкуренции политических зомби, которые давно умерли, но новых на их место просто не пускают. Если в системе не происходит обновления, то неизбежны застой и деградация институтов. Кем и как при этом создаются сами партии, в реальности не так уж и важно. Часто действительно они создаются из маргинальных и очень неоднозначных элементов. Это примерно как рассказы о тех, кто видел процесс приготовления колбасы и поэтому ее не покупает.

В 2003 г. для борьбы с КПРФ из объединения самых разных политиков и организаций, в том числе откровенного политического мусора, был создан спойлерский в тот момент блок «Родина» (первоначально «Товарищ»), однако в ходе успешной кампании стал вполне самостоятельным проектом.

В-третьих, не только изначальный спойлер затем может стать самостоятельным серьезным проектом, но и бывший серьезный проект может деградировать до уровня спойлера. Яркий пример тому – «Яблоко», которое в 2011 г. де-факто отнимало голоса у приличной в тот момент по составу «Справедливой России», а в 2013 г. выступало как спойлер в отношении Алексея Навального на выборах мэра Москвы.

Сейчас то же «Яблоко» в Новосибирске просто исключило тех, кто посмел войти в местную оппозиционную коалицию на выборах горсовета 13 сентября.

В-четвертых, учитывая персонализированность нашей политики, одна и та же партия в Москве и в регионах часто совсем не одно и то же. Вполне травоядная и лояльная на федеральном уровне партия в конкретном регионе может быть реальной оппозицией и всерьез бороться с тем или иным губернатором или мэром просто потому, что станет реальной политической площадкой.

Бывает, конечно, и наоборот. Серьезная федеральная партия в конкретном регионе на локальных выборах может быть фактическим спойлером. Партии были и остаются площадками для выдвижения. Избрание Сергея Фургала губернатором Хабаровского края от лояльной Кремлю на федеральном уровне ЛДПР тому ярчайшее подтверждение. Другой пример – вполне оппозиционная в Санкт-Петербурге Партия роста, от которой депутатом избран, например, Максим Резник. Воротить губу просто из отношения к названию партии или иной личной обиды значит по меньшей мере не понимать, что происходит на практике.

В-пятых, появление новых партий – это также и лаборатория новых идей и технологий, и раскрутка новых политиков, а часто и возможность остаться в политике тем, кто вытеснен из партий имеющихся в силу их недемократичности или по иным причинам. Немало новых политических проектов в мире созданы из осколков, оставшихся после внутренних конфликтов в партиях имеющихся. Любая действующая партия когда-то была новой, и мешать партиям появляться – то же, что пытаться остановить эволюцию.

Инструкция по эксплуатации

Таким образом, спойлеры бывают временные (ситуативные или вынужденные) и сознательно-политтехнологические (сквоттеры, захватывающие чужие названия).

В процессе политической конкуренции не может не быть проигравших, и возможность постоянного создания новых партий – неотъемлемая часть политического развития, иначе перестают работать многие электоральные стимулы. Только реальная угроза потерять поддержку целевой группы избирателей в борьбе с новым претендентом на нее может быть действенным аргументом, чтобы существующие партии стремились к эффективности и не забывали, чьи интересы они представляют. Та самая «щука в озере, чтобы карась не дремал»: в тепличных условиях управляемой партийности и ограниченной конкуренции у старых российских партий атрофировались навыки реальной политической борьбы и возникла привычка к халявному, без активной избирательной кампании, получению протестных голосов: все равно больше не за кого голосовать.

Такой борьбой внутри электоральной ниши может ситуативно воспользоваться и интересант извне. Старые игроки проблемы не замечали – новые заметили, и внешний интересант начинает предоставлять внутривидовым конкурентам различные ресурсы, в том числе медийные и финансовые. И временное, ситуативное спойлерство может стать началом серьезного самостоятельного политического проекта. Легкого успеха могут добиваться те, кто этого вроде бы и не заслуживает, а порой и случайные люди. Вспомните избрание в Мосгордуму в прошлом году Магомеда Яндиева или «ненастоящего» Александра Соловьева. Жизнь часто несправедлива, и почти каждый из нас с этим сталкивался, но есть у нас иные варианты, кроме прагматичного поведения?

Уверен, что надо пользоваться всеми имеющими возможностями, пытаясь влиять на власть через самые разные существующие институты. Несомненно, власть пользуется и будет дальше пользоваться правилами, чтобы распылять протестные голоса, но, вынужденно получая поддержку граждан, новые проекты тоже затем могут выйти из-под контроля. Поэтому, порой совсем не важно, спойлер ли сегодня партия или кандидат или нет. Исчезнет она или добьется успеха. Важнее, что будет завтра.