Итальянский модный дом Fendi выбрал преемника Карла Лагерфельда, им стал креативный директор мужских коллекций Dior дизайнер Ким Джонс. Он займет должность, более 50 лет принадлежащую покойному Кайзеру моды (Лагерфельд скончался в феврале прошлого года) - главного дизайнера женских коллекций Fendi. В этом качестве Джонс будет руководить теми же направлениями, что и его знаменитый предшественник - высокая мода, pret-a-porter и меховые коллекции для женщин. Линию кожаных аксессуаров (самую прибыльную для Fendi) и мужские коллекции продолжит делать Сильвия Вентурини Фенди (ровно также она делила обязанности и с Лагерфельдом). Работу в Dior Джонс при этом сохранит.

И Dior, и Fendi принадлежат крупнейшему в мире игроку на рынке люкса - холдингу LVMH. Почти любое управленческое решение его владельца Бернара Арно обычно дает понять, в какую сторону дует ветер в модной индустрии. Особенно если оно касается ключевых кадровых назначений - а Fendi один из главных брендов в портфеле LVMH. (Холдинг не всегда публикует выручку отдельных брендов, но в 2017 г. объявил, что Fendi впервые в своей истории перешагнула знаковую для любой модной марки отметку в $1 млрд). Так о чем говорит назначение Кима Джонса на место легендарного Карла?

Первый и очень важный вывод - похоже, все слишком рано похоронили натуральный мех. Раз Арно сохраняет это направление в Fendi и даже определяет на фронт одного из лучших людей в своей команде, возможно, нас скоро ждет возвращение меха. Да, сейчас для него не лучшие времена и кажется, что ренессанс невозможен. Но мода переменчива, в том числе мода на воззрения. Сейчас искусственный мех выигрывает у натурального, прежде всего - в категории экологичности. Но этот вопрос не бесспорен: производство искусственного меха ничуть не менее травматично для природы, чем производство любой другой одежды, а утилизация тонн шуб из пластика - огромная нагрузка для окружающей среды. Сильный урон репутации меха наносит все, что связано с убийством животных. Но если удастся развернуть общественное мнение в этом вопросе, то эра меха вполне может вернуться.

Второе - фокус на совмещение высокой моды и спорта остается.

Джонс считается одним из на самом деле очень немногих дизайнеров, кто способен соединять мир роскоши и уличной одежды гармонично. Он доказал это в Louis Vuitton, где сумел вписать в коллекции узнаваемые и спортивные элементы, и необходимые для продаж монограммы марки. Именно Джонс подстегнул феномен Luxury street style одежды благодаря знаменательному сотрудничеству в 2017 г. с Supreme, культовым нью-йоркским брендом одежды для скейтбординга. И он вновь подтвердил свои способности в Dior, когда на пике популярности спортивного стиля решил обратиться к ценностям высокой моды - дорогим материалам, выполненной вручную отделке, сложному крою. Джонс так ловко вписал драпировки, шелк и мех в мужской гардероб, что носить эту одежду, не опасаясь выглядеть нелепо, смогли не только модели и рэперы, но и обычные мужчины.

Но в коммюнике о назначении Джонса сам Арно, Сильвия Фенди и генеральный директор марки подчеркивали не столько его выдающийся талант (это почти само собой разумеющаяся оговорка для таких документов), сколько невероятную способность смело пересматривать наследие исторических модных домов и адаптировать его к современности, его дар чувствовать время и быть созвучным текущему моменту. Проще говоря, Ким Джонс прекрасен не только даром дизайнера, но и тем, что в свои 47 лет отлично понимает, что нужно самой перспективной аудитории - миллениалам и тем, кому сейчас только 20.   

Именно представители поколений, родившихся после 1981 г. (поколения Y, так называемые миллениалы, и Z (рожденные в эпоху интернета) считаются теми, кто обеспечит 85% роста глобального рынка роскоши. Уже сейчас на эти два поколения приходится треть покупок люксовых товаров, а к 2025 г. они будут представлять 45% от глобального числа покупателей таких товаров. И этих новых потребителей роскоши интересуют не классические костюмы, сорочки и галстуки. По мнению экспертов Bain & Co., 5%-ный рост люксу в 2018 г. обеспечили продажи кроссовок, футболок и пуховиков.

Но для того, чтобы разговаривать с желаемой молодежной аудиторией на одном языке, мало продавать им футболки и самому ходить в кроссовках. Если копировать только форму и пытаться угодить, то получается не круто, а неуместно - как российские звезды, когда пытаются подражать американским рэперам. Чтобы быть адекватным современности, нужно не носить молодежную одежду, а быть согласованный с текущей повесткой. И судя по решениям Джонса, он такой и есть.

Например, современный мир очень чувствителен к вопросам культурной апроприации. То что прежде считалось вдохновением, сейчас вполне могут расценить как неэтичное обращение с чужим наследием. И Джонс не чурается делить славу и не пытается приписать себе чужие идеи: самые экономически успешные и громкие из его коллекций в Louis Vuitton созданы в сотрудничестве с маркой спортивной одежды Supreme или художниками Чепмен. А с момента перехода в Dior он создавал коллекции с участием прекрасных художников Дэниела Аршама, Кауса и Амоако Боафо, знатока одежды для серфинга Шона Стасси и Air Jordan. С последними он придумал одну из самых востребованных моделей кроссовок 2020 года - ограниченную серию Air Jordan 1 OG Dior. (гендиректор Dior объявлял, что будет выпущено 8000 таких моделей, а заявок на них поступило свыше 3 млн).

Вся жизнь сейчас идет в соцсетях? Мистер Джонс не играет в затворника и активно ведет аккаунт в Инстаграм, где охотно размещает фотографии с известными друзьями - Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл, Донателлой Версаче, Дэвидом и Викторией Бекхэм. 

Даже то, что он будучи дизайнером мужской одежды, станет делать женскую, - вполне в духе времени. «Что в большой степени определяет текущее время, так это флюидность во всех смыслах, и особенно гендерная. Отсюда и потребность в таких креативных лидерах во главе департаментов женских коллекций, как Ким Джонс», - комментирует назначение дизайнера Флориан де Сен-Пьер, HR-консультант в сфере моды. 

Недостаток у Джонса по нынешним меркам только один - он цисгендерный белый мужчина. Но и этот неблестящий факт Джонс нивелирует своевременными решениями. Для моды необычайно важны вопросы инклюзивности, гендерного и расового разнообразия, а бренды LVMH в этом вопросе частенько буксуют. Джонс тоже становился объектом критики, например, за то, что в его показе участвовали только модели с белой кожей. Извинениями Джонс не ограничился: выход новой коллекции летом этого года пришелся на время Black Lives Matter, и ее представили только темнокожие модели, а автором рисунков на некоторых предметах одежды стал гаитянский художник Амоако Боафо.

Первую коллекцию для Fendi Ким Джонс представит на Неделе моды в феврале 2021 г.