Движение «Голос» выпустило финальный доклад, посвященный агитации на осенних выборах 13 сентября. В этот день в 18 регионах выберут губернаторов, а в одиннадцати – депутатов законодательных собраний. Также пройдут довыборы в Госдуму по четырем округам.

В России складываются две параллельные избирательные системы — для «своих» и для всех остальных, говорится в докладе «Голоса». В качестве примера эксперты движения приводят ограничения при проведении предвыборной агитации для одних кандидатов и раздолье – для других. Даже эпидемиологические ограничения становятся инструментом борьбы с независимыми политиками. «Борьба с эпидемией» в реальности превратилась в инструмент по ограничению избирательных прав граждан, констатирует «Голос». 

Эксперты «Голоса» с помощью мониторинговой системы СКАН сравнили активность освещения в СМИ избирательных кампаний различных кандидатов. Оказалось, что суммарная упоминаемость провластных кандидатов в 7 раз больше, чем всех остальных кандидатов, вместе взятых. А губернатор Ленинградской области Николай Дрозденко упоминается в СМИ в 24 раза чаще, чем все остальные его конкуренты. Похожая ситуация и в Иркутской области: врио губернатора Игорь Кобзев в 11 раз опережает по упоминаемости ближайшего соперника.

Кроме того, для поддержки Кобзева в Иркутск прилетел внушительный десант: министр обороны Сергей Шойгу, президент Сбербанка Герман Греф, министр здравоохранения Михаил Мурашко. Конечно, у федеральных чиновников и госменеджера были формальные поводы посетить регион. Например, Мурашко награждал медиков, а Греф проверил, как идет строительство больницы на деньги Сбербанка. Но в «Голосе» уверены, что основной целью было поддержать Кобзева на предстоящих выборах. СМИ активно освещали эти поездки. 

Действующие губернаторы вовсю используют эту лакуну в избирательном законодательстве. Агитация преподносится как информирование о деятельности главы региона. И весь этот сонм сообщений никак не регулируется выборным законодательством, уверены в «Голосе». Выход один: действующие губернаторы должны уходить в отпуск на время избирательной кампании, дабы избежать таких перекосов, говорится в докладе. Сейчас такого требования в законе нет.

С «Голосом» не согласен член ЦИК Евгений Шевченко: «Губернатор должен работать 365 дней в году вне зависимости от того, баллотируется он или нет. Так как он отвечает за весь регион и его жителей».

Политолог Екатерина Шульман уверена, что в сложившихся реалиях не имеет значения уйдет ли в отпуск действующий глава региона. Но такой шаг мог бы обрадовать избирателей, считает она: 

– Когда в выборах участвует инкумбент, политическая система всегда сталкивается с проблемой, что кандидат свою работу использует как инструмент агитации. У инкумбента всегда фора: он известнее претендента, может ставить себе в заслугу все хорошее, что произошло в его каденцию, имеет больше поводов появиться перед глазами избирателя и медиа, он адресуется к инстинкту стабильности, свойственному избирателю. Это работает во всех системах, в том числе и демократических: редок тот президент США, который не смог избраться на второй срок. Именно по этой причине в демократических правовых системах появились ограничения на количество сроков. Кроме законодательного запрета, ограничителем становится и конкурентность выборов. У претендента есть свои преимущества: прелесть новизны, свобода обещаний, возможность критиковать инкумбента, приписывая ему всё дурное, что произошло в его каденцию. Эти преимущества друг друга уравновешивают, когда представитель власти не использует себе во благо административный ресурс и бюджетные деньги. Поэтому в нашей ситуации все равно, уходит губернатор в отпуск или нет. Конкурентности выборам это не прибавит. Но в тех случаях, когда губернатор всё же берет отпуск на срок выборной кампании, это выглядит как проявление хотя бы внешней порядочности и попыткой отделить себя-кандидата от себя-губернатора.

Политолог Александр Кынев вообще уверен, что любые запреты надо отменить. Тем более что чаще всего они бьют как раз по оппозиционным кандидатам:

– На этих выборах в семи регионах из одиннадцати губернаторы – лидеры списков на выборах в законодательные собрания. Во всех этих семи случаях они публичные лица кампании. Вся агитация строится как обычно, под видом освещения профессиональной деятельности. Конечно, это неправильно, когда губернаторы ведут кампанию и не уходят в отпуск. Но с точки зрения реальной мобилизации это ни на что не повлияло бы. Все знают, кто их начальник. Вообще все запреты надо снимать. Если их снять, то все будут в более равном положении. Понимание административного ресурса в нашем законе почти всегда играет против оппозиции. Есть примеры, когда кандидатов снимали за указанный телефон рабочего офиса в депутатской приемной.

Чуть лучше обстоит дело в социальных сетях, пишет «Голос», – это связано с довольно неэффективной работой команды главы региона. Например, показатель вовлеченности для слова «Дрозденко» составляет в среднем 14 различных реакций, а для слова «Кобзев» – всего 8. Под реакциями понимается любое взаимодействие с публикацией: лайк, репост или комментарий. Но у агитации в соцсетях есть и свои проблемы. Например, сообщества не обязаны предоставлять площадки для всех кандидатов – в отличие от традиционных СМИ. Также оплата рекламных постов зачастую происходит не из избирательных фондов кандидатов, говорится в докладе. 

Шевченко согласен с экспертами «Голоса» и считает, что вопросы агитации в соцсетях необходимо обсуждать в широком кругу участников выборов и экспертного сообщества: «Тему регулирования агитации в соцсетях необходимо обсуждать в обязательном порядке с экспертным сообществом и партиями»

Не лучше обстоят дела и в сфере наружной рекламы. Зачастую компании отказываются размещать агитационные материалы оппозиционных кандидатов, считают в «Голосе». Например, глава штаба Навального в Новосибирске Сергей Бойко рассказал, что рекламное агентство всего два дня показывало его рекламный ролик. Сейчас на этом месте красуется телефон рекламщиков, написал он у себя в фейсбуке.

Наконец, кандидаты сообщают и о порче своих агитационных материалов. Больше всех отличилась Кострома. У кандидата Сергея Галичева прямо из типографии украли 5500 листовок. От действий мародеров также пострадала кандидатка из Костромы Алла Бубнова-Брагина, ей сломали агитационный куб. А у кандидатов от КПРФ срезали три баннера, говорится в докладе.