Российские родители и правящая партия «Единая Россия» добились отмены важной образовательной инициативы, выдвинутой восемь лет назад, при президенте Дмитрии Медведеве, — включить обязательный единый государственный экзамен по иностранному языку в федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС).

Спустя четыре года, в 2016 г., Национальный родительский комитет начал собирать подписи граждан против ЕГЭ по иностранному языку – как и против всех остальных ЕГЭ. В конце прошлого года работавшая тогда министром просвещения Ольга Васильева еще уверяла, что ЕГЭ по иностранному языку будет обязательным – но у ее сменщика Сергея Кравцова уже иная точка зрения: «Обязательные госэкзамены устанавливаются скорее для поступления в вузы, и не всем нужен для этого иностранный язык».

ЕГЭ по иностранному яыку в новой версии ФГОС остался экзаменом по выбору.

Иностранное дело

Чиновники и учителя не скрывают: ЕГЭ по инязу по всей стране стал бы мероприятием провальным – даже если бы его, как математику, поделили на базовый (обязательный) и профильный (по выбору). Качество преподавания в школах настолько различается, что большинство выпускников из глубинки рисковали бы вовсе не получить аттестаты.

Старший эксперт по ЕГЭ, преподаватель лицея РАНХиГС Надежда Гурович:

«Уровень подготовки по английскому в школах российских абсолютно несопоставим, причем не только между Москвой и регионами, но даже между профильными и непрофильными столичными школами. Стандартизация приведет к тому, что те, кто с трудом читал и писал, будут вынуждены перешагнуть базовый порог, но даст ли это улучшение уровня знаний? Боюсь, что нет. Можно формально сдавать ЕГЭ, выполняя требования системы, но языком владеть на крайне низком уровне».

Вузы уверены в обратном. Чтобы поступить на направление, где требуется иностранный язык, школьник должен сдать ЕГЭ на профильном уровне, и сдают его порядка 10% выпускников. Но многие школьники стараются избежать дополнительных рисков и выбирают те вузы, где иностранный язык при поступлении на то же направление не требуется. Например, в СПбГУ конкурс на историю заведомо выше, чем в МГУ: в петербургском варианте нет экзамена по иностранному языку.

Вузы тоже не имеют возможности полноценно обучать студентов иностранному языку с нуля. С 2019 г. изменились учебные планы, заметно снизилось количество часов, у некоторых факультетов остался всего 1 год иностранного языка, два семестра по 42 часа, как, например, у факультета журналистики РГГУ. Вывести студента на приличный уровень языковой подготовки за этот срок сложно, кроме того, значительная часть времени отводится на самостоятельную подготовку, а это недостаточно продуктивно. Разумеется, есть факультеты с большим количеством часов, как, например, факультет международных отношений, но туда без ЕГЭ по иностранному языку и не принимают.

Преподаватели высшей школы уверены: обязательный ЕГЭ по инязу обязал бы всех первокурсников иметь определенный уровень владения языком, в их же интересах.

Но не совсем в интересах государства.

Уравнение бездействия

Главным инициатором внесения отмены ЕГЭ по инязу в ФГОС стала «Единая Россия». После нескольких экспертных сессий депутаты пришли к выводу, что система образования не готова к такому шагу. «В учебных заведениях нет возможности обеспечить образовательный процесс в предлагаемые сроки. Дефицит знаний по этому предмету есть не только у обучающихся, но и у учителей иностранного языка. В большинстве школ страны нет необходимого современного технического оснащения классов для изучения иностранного языка», – заявила депутат Госдумы Алена Аршинова и заверила, что партия выступает за равные возможности для всех ребят. И именно поэтому третий ЕГЭ не следует вводить.

Приходится признать, что восемь лет прошли впустую: третий обязательный ЕГЭ вносили во ФГОС «навырост», к 2022 г. чтобы возникли условия для его обязательности, но этого не произошло. Школьники уравнены в правах не знать иностранные языки.

Профессор кафедры теории и истории социологии РГГУ Марина Буланова:

«Мы постепенно сдаем позиции в бесплатном образовании, что в высшеме, что в среднем. Бремя обучения детей иностранному языку государство перекладывает на родителей. Еще несколько лет назад звучало предложение принять законопроект, чтобы свести предметы, которые преподаются в школе бесплатно, к минимуму – к счету, чтению и письму. А все остальное – за отдельную оплату. Медленно, незаметно, но эта тенденция реализуется.

В вузах с каждым годом уменьшается количество бюджетных мест и все больше студентов платят за обучение. В школе это не так заметно, но всё ведет к одному.

Очевидно, что и на российском, и на международном рынке труда высоко ценится владение иностранными языками. Молодежь насытилась впечатлениями и планирует ездить за границу уже не с туристической развлекательной целью, а получать там высшее образование, работать, оставаться на жить. Мы, социологи, этот поток фиксируем. Но государство дает понять, что оно тут не при чем, его позиция – в России иностранный язык вам ни к чему, а если хотите поменять место жительства, берите на себя расходы».

Есть у депутатов и аргументы «нематериального» характера: дескать, при подготовке к третьему ЕГЭ у подростка может случиться перегрузка психики.

Здесь тоже есть доля лукавства.

Директор Института психологии им. Л.С. Выготского Татьяна Марцинковская:

«Подростковая психика очень эластична и вполне может выдержать подготовку еще к одному ЕГЭ. Наши исследования доказывают, что изучение второго языка расширяет кругозор и, наоборот, повышает восприимчивость к новой информации. А если отбросить это занятие под предлогом сложности, то ребята и язык учить не захотят за отсутствием мотивации. Принудительный экзамен – тоже способ, если задать умеренную планку и требовать от детей адекватных результатов».

Все лучшее - на экспорт

Показательный разворот в образовательной политике произошел в 2016 г. Годом ранее Минобрнауки выступало с заявлением, что в разработке находится Концепция развития филологического образования, которая предусматривает создание программы повышения качества преподавания в школах иностранных языков и нацелена на методическую поддержку учителей. Концепция так и не появилась на свет: министры сменились, и перед казной была поставлена более прибыльная задача – экспорт российского образования.

Сегодня полным ходом идет федеральный проект, который так и называется «Экспорт образования», призванный повысить привлекательность российского образования для иностранцев, заметно увеличить выручку от экспорта образовательных услуг, расширить базу применения «мягкой силы». На проект выделено 107,5 млрд руб., выручка должна составить 373 млрд руб. в 2025 г.

Количество иностранных школьников, учившихся по программам дополнительного образования, должно вырасти в 2025 г. по сравнению с 2016 г. вдвое. Это часть национального проекта «Образование» стоимостью 784,5 млрд руб., цель которого – обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования и вхождение России в десятку ведущих стран по качеству общего образования.

Россия, накапливая «мягкую силу», продвигает русский как иностранный, тратит на это миллиарды, но собственных граждан обучить иностранным языкам не в состоянии.