На этой неделе вышли два доклада, посвященные итогам регистрации кандидатов и партийных списков на выборах в единый день голосования 2020 г. В понедельник – доклад «Либеральной миссии», подготовленный Александром Кыневым. Сегодня – доклад движения «Голос», который мы написали вместе со Станиславом Андрейчуком.

В докладе «Либеральной миссии» есть также итоги регистрации на губернаторских выборах («Голос» посвятил этой теме отдельный доклад, вышедший на прошлой неделе), а в докладе «Голоса» немного внимания уделено партийной системе (у «Либеральной миссии» на эту тему доклад был раньше). Оба доклада фактически продолжают тот анализ, который их авторы делали в предыдущие годы. В частности, оценивается уровень конкуренции и доля отсева кандидатов и партийных списков на стадии регистрации.

Сравнение с предыдущими годами показывает, что резкого ухудшения не произошло. Даже стало немного лучше. Но мы просто уже привыкли к тому, что происходит, и многие перестали считать ненормальным сложившееся положение. А оно принципиально не изменилось. По-прежнему есть огромный разрыв в успешности прохождения регистрационного фильтра между партиями-льготниками (то есть освобожденными от сбора подписей) и теми, кто такой льготы не имеет – остальными партиями и самовыдвиженцами. Напомню, что льготу в каждом регионе имеет свой набор партий: везде это четыре парламентские партии, но добавляются еще одна, две или три (на этих выборах – не больше трех) партии, имевшие относительный успех на предыдущих региональных или муниципальных выборах.

И вот характерные показатели. На выборах 11 региональных парламентов отсев у списков льготников нулевой, отсев списков партий без льготы – 45%. В одномандатных округах отсев у льготников 2%, у кандидатов от партий, не имеющих льготы, – 88%, у самовыдвиженцев 67%. На выборах 14 горсоветов региональных центров по смешанной системе отсев у списков льготников нулевой, у партий без льготы – 35%. По одномандатным округам во всех 22 региональных центрах отсев у кандидатов от партий-льготников – 2%, у кандидатов от партий, не имеющих льготы, – 59%, у самовыдвиженцев 50%.

Но даже эти впечатляющие цифры не дают полной картины: отсев начинается еще до выдвижения. Политики уже знают, что подписной фильтр трудно преодолим или вообще непреодолим, и многие даже и не пытаются. Достаточно отметить, что на выборах региональных парламентов на 239 мандатов изначально выдвинулось всего 219 кандидатов от партий, не имеющих льготы, и только 105 самовыдвиженцев. Через фильтр прошли соответственно лишь 27 и 35 человек.

Еще сильнее контраст виден, когда смотришь результаты отдельных партий. Он особенно резок для списков на выборах региональных парламентов. Без потерь регистрацию прошли списки Российской партии пенсионеров за социальную справедливость, Партии роста – но это все же уже «ветераны». Больше впечатляет успешность двух новых партий – «За правду» и «Зеленой альтернативы», минимальные потери также у двух других новичков: у «Новых людей» зарегистрированы четыре списка из шести, у Партии прямой демократии три из четырех. Без потерь зарегистрировала списки и Коммунистическая партия социальной справедливости (КПСС) – чистый спойлер.

По оценкам авторов доклада «улучшение» (то есть небольшое снижение процента отсева по сравнению с предыдущими годами) произошло как раз из-за появления четырех партий-новичков, которым открыта «зеленая улица». В остальноми никакого улучшения нет.

У трех партий с большим опытом участия в выборах, показавших наличие хоть какой-то поддержки избирателей, результаты гораздо хуже. «Коммунисты России» хоть и спойлер, но у них, в отличие от КПСС, в некоторых регионах есть реальный актив. В этот раз им удалось зарегистрировать четыре списка из восьми, а по подписям – всего один список из пяти. У «Родины» зарегистрированы шесть списков из восьми выдвинутых, но по подписям – три из пяти. Самым неудачливым оказалось «Яблоко»: зарегистрирован только один список там, где партия имела льготу, а по подписям в трех регионах – отказ.

Все это результат системы, сложившейся давно, но ужесточившейся в 2014 году и еще немного – в этом году. Уже не раз говорилось, что название «избирательные комиссии» теперь означает не столько то, что они работают на выборах, сколько то, что они действуют избирательно. Это уже в прошлом году привело к массовым протестам в Москве. Но законодатели вместо того, чтобы смягчить ситуацию, решили ее еще ужесточить закон: они снизили вдвое допустимую долю брака, заставили избирателей собственноручно вписывать свои фамилии, имена и отчества, а также жестко закрепили число строк в подписном листе.

Закон и особенно практика его применения таковы, что преодоление подписного фильтра зависит не столько от качества подписей, которые представляют кандидаты или партии, сколько от отношения к ним той комиссии, которая эти подписи проверяет. Впрочем, основную проверку осуществляют даже не члены избирательных комиссий, а работники МВД – эксперты-почерковеды и сотрудники адресной службы.

И в докладе движения «Голос» есть примеры того, как избиркомы и сотрудники МВД ведут себя, когда им заказывают снятие кандидатов: они могут включать «экспертов» в рабочие группы задним числом (как в Сочи или во Владимире), они могут сами портить подписные листы (как в Нижнем Новгороде). Или может оказаться, что подписи одних и тех же «экспертов» в разных документах сильно различаются. Или вдруг избиркомы начинают требовать от избирателей писать каллиграфическим почерком (как в Иваново).

Ситуация с недопуском на выборы кандидатов и партий, пользующихся поддержкой избирателей, остается взрывоопасной. В прошлом году москвичи показали, что они не хотят с этим мириться. Остается дождаться, чтобы такие протесты прошли по всей стране.

Автор - кандидат юридических наук, член совета движения «Голос»